Легенды Советского кино.Крючков Николай Афанасьевич

4 года назад 3119

Николай Крючков родился 6 января 1911 года в Москве, в рабочей семье на Красной Пресне. Он вспоминал: "Я почему такой живучий? Наверное, потому, что мамаша моя пошла в погреб за квашеной капустой и там меня семимесячного родила, а потом выходила, вырастила..."
Кроме Николая в семье Крючковых было еще семеро детей, однако шестеро из них впоследствии скончались. Коля был в детстве очень слабым ребенком, и у него были проблемы с шеей. Врачи сказали, что операция бесполезна, но поможет физкультура.
Отец Николая, участвовавший в Первой мировой войне, вернулся в Москву после ранения и устроился грузчиком на комбинат "Трехгорная мануфактура". Проработал он там недолго, и из-за ран, полученных на фронте, вскоре умер. Матери Николая пришлось одной воспитывать детей. Семье Крючковых помогали соседи - они подкармливали Николая и его брата Петра чечевичным хлебом, воблой, супом с капустой и картошкой. После смерти отца, в 1920 году Крючков заболел тифом. Он выжил, но после болезни Крючкову дали кличку - Колька Кривой, потому что его голова клонилась набок к плечу. Окончив семилетку, он поступил на учебу в ФЗУ на Трехгорке, и обучался там профессии гравера-накатчика. Николай успешно окончил училище, и получил девятую высшую категорию рабочей сетки. Работа на фабрике и занятия боксом помогли избавиться Крючкову от проблем с шеей. В те же годы Николай стал участвовать в художественной самодеятельности, занимаясь по вечерам в драмкружке. Он умел играть на гармони, петь, плясать и особенно лихо бил чечетку. Его театральный дебют состоялся в 1927 году в пьесе-монтаже "1905 год", где Крючков сыграл сразу три роли: рабочего-революционера, пристава и торговца-лоточника. По словам очевидцев, роль пристава в исполнении 16-летнего Крючкова была особенно колоритна и смешна.


Театром Николай увлекся всерьез. С 1928 года Крючков играл в московском Театре рабочей молодежи (ТРАМ) и учился у знаменитых актеров Н.Хмелева, И.Судакова и И.Савченко. Мама была недовольна выбором сына, так как всегда мечтала видеть его на солидной должности, а не в роли комедианта. Однако Крючков, играя на сцене студии, продолжал работать на Трехгорке, и практически содержал семью. У такого совмещения был свой огромный недостаток. Крючков еще подростком на Трехгорке приучился пить наравне со взрослыми. Поначалу он бравировал своим умением выпить много и не опьянеть. Затем баловство переросло в привычку. В дальнейшем эта пагубная страсть не раз ставила артиста в трудное положение на съемочной площадке.
В ТРАМе Николай был занят лишь в эпизодических ролях. Самыми заметными работами молодого актера были в тот период роли в двух спектаклях: "Московский 10.10", где он играл Сашку-сезонника, и "Зови, фабком!". В этом спектакле его заметил осенью 1931 года кинорежиссер Борис Барнет. 

Б.Барнет

Как это часто бывает, вмешался случай. Главным хореографом ТРАМа работала Наталья Глан. Она помогала в постановке танцев всем актерам, в том числе и Крючкову. Именно благодаря занятиям Натальи Глан, Крючков научился выделывать коленца, которые так поражали всех в фильме "Трактористы". 

Н. Глан

Однажды на репетицию зашел муж Натальи Глан, Борис Барнет, чей фильм "Закройщик из Торжка" с Игорем Ильинским в главной роли был очень известен. Он увидел Крючкова и пригласил его сниматься в своей новой картине "Окраина".В фильме актер должен был сыграть небольшую роль Сеньки-сапожника. Как вспоминал позднее сам Крючков: "Когда я начал пробоваться на эту роль, то показалось мне самому, что всю жизнь только ремеслом сапожника и занимался. Только молоток у меня был в левой руке - левша я... Я считаю, что мне повезло, ведь моим первым кинорежиссером был этот талантливейший человек".
Пробы на роль Сеньки проходили в сапожной мастерской. Барнет был чем-то занят, и Сеньке-Крючкову было дано задание осваиваться. И он освоился. Надел фартук и подбил себе набойки. А когда Барнет окликнул его по имени персонажа, Крючков в ответ недовольно буркнул: «Чего тебе?». Так родился Сенька из «Окраины» и проявил себя киноактёр Николай Крючков. Фильм "Окраина" вышел на экраны в 1933 году и имел большой успех у зрителей. Год спустя его отправили на кинофестиваль в Венецию, где он был отмечен почетным призом. Таким образом, дебют Крючкова в кино оказался на редкость удачным, и содружество с Барнетом продолжилось дальше. В 1934 году режиссер вновь пригласил Крючкова на главную роль в своем следующем фильме "У самого синего моря".

После этого фильма из-за частых съемок ему пришлось в 1933 году покинуть ТРАМ, и за последующие четыре года Крючков снялся в фильмах "Частный случай", "Возвращение Максима", "Человек с ружьем", "Комсомольск" и "На границе". Во время съемок одного из фильмов с актером произошла неприятная история. В 1936 году режиссер Михаил Ромм приступил к съемкам фильма "Тринадцать". Картина повествовала о советских пограничниках, которые вступили в неравный бой с бандой басмачей в пустыне Каракумы. Роль командира отряда пограничников досталась в этом фильме Крючкову, с которым Ромм познакомился благодаря своей будущей жене Елене Кузьминой, которая была партнером Крючкова в двух фильмах Барнета. 

Крючкова подвело его пристрастие к алкоголю. Опасность заключалась в том, что молодежь начнет ему подражать. Появилась угроза, что коллектив может распасться. И Ромм проявил характер - не смотря на то, что было снято полфильма, он не побоялся отчислить ведущего актера. Он выстроил всех, кто работал на картине, и приказал Крючкову: "Падай!". Тот от упал на песок. "Всё. Ты убит. Можешь возвращаться в Москву". Так из тринадцати бойцов в картине осталось только двенадцать. Хотя в одном кадре Крючков в картине всё-таки остался.
От роли к роли актер накапливал необходимый опыт, рос в своем мастерстве и терпеливо ждал своего "звездного часа". И он наступил в середине 1938 года, когда режиссер Иван Пырьев предложил Крючкову главную роль в своем новом фильме "Трактористы". Его партнершей в картине стала жена режиссера восходящая звезда советского кино Марина Ладынина.Натурные съемки проходили летом 1938 года в степи на берегу Южного Буга в деревне Гурьевка. 

Актерский коллектив подобрался на редкость дружный и сплоченный, особенно среди мужчин. Кроме Крючкова, в фильме снимались уже популярный Петр Алейников и дебютант Борис Андреев. Втроем они задавали тон на съемочной площадке, и порой с ними не мог справиться даже такой решительный режиссер, как Пырьев. О похождениях трёх товарищей складывали целые легенды: как они ночевали в витрине мебельного магазина, как Андреев пил в милиции чернила, как Крючков выпил на спор десять стопок подряд… Очевидцы рассказывали, что в перерыве между съемками Крючков, Алейников и Андреев внезапно заспорили, кто из них больше выпьет водки. Крючков заявил, что ему ничего не стоит опорожнить разом десять стопок и не опьянеть. В ответ коллеги подняли его на смех, назвав трепачом. И тогда Крючков, на глазах у ошеломленных товарищей, одну за другой опрокинув в себя заявленные десять стопок, сказал: "Ну, как?" - и тут же ушел спать. Больше с ним на этот счет никто не спорил. 

Когда фильм "Трактористы" в 1939 году вышел на экраны страны, его ждал небывалый зрительский успех. Песни "Три танкиста", "Здравствуй, милая моя" и "Броня крепка, и танки наши быстры..." запела вся страна. Все актеры, исполнявшие главные роли в картине, стали всесоюзными знаменитостями, и в 1941 году все четверо стали лауреатами Сталинской премии. Наибольшая популярность и любовь зрителей достались Николаю Крючкову - его Клим Ярко стал одной из самых популярных личностей в советском довоенном кино. С него брали пример в повседневной жизни миллионы молодых людей. Однажды даже маршал Катуков однажды поприветствовал Крючкова: "Здравствуйте, товарищ танкист!"


Но путь фильма к признанию был не легок. Не успели закончиться съемки, как в районной газете появилась статья "Шкодливый фильм", в которой авторов обвиняли и в шовинизме, извращении украинской жизни, и в искажении национальных реалий. Ленту послали в Кремль, и она очень понравилась Сталину. 

На съемках "Трактористов" Крючков познакомился с юной студенткой ГИТИСа Марией Пастуховой. Они полюбили друг друга, и после окончания работы над картиной поженились. Свадьбу сыграли в новой комнате в одной из коммуналок, куда Крючков перебрался из общежития Трехгорки накануне торжества. 

Вскоре у молодых родился сын Борис.После шумного успеха "Трактористов" приглашения сниматься посыпались на Крючкова как из рога изобилия. Один за другим выходят фильмы с его участием: "Выборгская сторона", "Ночь в сентябре", "Яков Свердлов", "Член правительства", "В тылу врага". Герои Крючкова не походили друг на друга, несмотря на то, что он играл достаточно одинаковые положительные роли и практически не использовал грим. 


В 1941 году Крючков снялся в комедии "Свинарка и пастух". В этом фильме актеру досталась роль, тогда мало присущая его актерскому имиджу, - шалопай Кузьма Петров. Крючков рассказывал впоследствии: "Когда я начал сниматься в этой картине, ко мне заявился "под градусом" мой друг Василий Сталин и начал орать, чтобы я не смел играть эту роль, не похабил мои прежние образы, любимые народом. Грозился даже "сослать в Сибирь". А я ему в ответ пропел: "А я Сибири, Сибири не боюся, Сибирь ведь тоже русская земля". Утром он звонил, извинялся". 


С первых же дней Великой Отечественной войны Крючков стал проситься на фронт, однако военком уговорил его остаться. "Снимаясь в кино, вы принесете Родине не меньше пользы, чем на фронте", - сказал он актеру. Но на фронт Николай Крючков все же попал - в составе фронтовых бригад, выступавших с концертами. 


В 1942 году он снимался одновременно в пяти картинах: "Котовский", "Фронт", "Антоша Рыбкин", "Во имя Родины" и "Парень из нашего города". Последний фильм стал одним из самых популярных в годы Великой Отечественной войны. Во время работы над ним Крючков от истощения попал в госпиталь. Но отказываться от съемок, даже если он и плохо себя чувствовал, было не в правилах Крючкова. Поправившись, актер вновь вернулся на съемочную площадку.



Крючков мог выполнить любую актерскую задачу. Он все делал сам, почти без тренажа, с ходу. Скакал на лошади, работал на тракторе, водил автомобиль и мотоцикл, летал на "кукурузнике", играл на баяне, пел, плясал. Оттого так солиден "послужной" список травм, о которых он говорил коротко: "Ломал руки и ноги 12 раз, обжигал глаза, потерял зубы, заработал ревматизм..." 

На съемках фильма "Фронт" режиссер сказал: "А что, Коля, слабо тебе, в самом деле, под танк лечь?" - "Надо, так лягу", - ответил тот. Николай Афанасьевич вспоминал: "Вырыли мне ямку и успокоили: грунт твердый, все обойдется. Сюда я должен был, как только машина на меня наедет, упасть. И вот я иду с гранатами во весь рост на фашистский танк, и такая злоба меня охватила. Не пройдешь, гад! - кричу. Бросаю связку и прыгаю в ямку. Танк прошел, но меня всего засыпало - не таким уж твердым оказался грунт. С грехом пополам откопали, и только тут на меня настоящий страх навалился: ведь действительно под танком лежал. А в момент съемки одна была задача - врага не пропустить". 

В 1945 году от актера ушла жена Мария Пастухова. Повод дал сам Николай, который увлекся другой женщиной. Ею была молодая актриса Алла Парфаньяк, с которой Крючков встретился на съемках фильма "Небесный тихоход", который после выхода на экраны сильно ругала критика, считая, что нельзя так легкомысленно показывать войну, и восторженно принимала публика.В послевоенные годы советский кинематограф переживал не лучшие свои времена, фильмов снималось очень мало. Несмотря на это, Крючков не сидел без работы. 

На экраны выходили фильмы с его участием: "Машина 22-12", "Щедрое лето", "Максимка".Однако роли только в двух фильмах принесли актеру творческое удовлетворение: в "Максимке" и в картине "Звезда". Этот фильм был снят еще в 1948 году, однако на экраны страны вышел только в 1953-м. Почему? Вот что говорил по этому поводу сам Николай Крючков: "В этом фильме Сталину не понравилось, что мой герой - сержант Мамочкин - перед тем, как взорвать себя, говорит "Вот так вот", а "не "За Сталина". И картину запретили…"
С середины 1950-х годов творческая активность Крючкова не снижается. Например, в 1954 году он снимается сразу в четырех фильмах, в 1956-м - в пяти. Правда, большинство из этих ролей не принесли актеру нового успеха. 

Герои Крючкова в пятидесятые годы изменились. Теперь он играл людей с непростыми судьбами, за плечами которых был немалый жизненный опыт, которые испытали на себе все тяготы войны. Актер все так же продолжал играть своих современников Он настолько хорошо знал жизнь и характеры своих героев, что мог сделать их выразительными с помощью всего одного жеста или двух-трех реплик. Он также часто пел в фильмах.

В 1957 году распался и второй брак Крючкова: Алла Парфаньяк ушла от него, забрав с собой сына, и позже стала женой Михаила Ульянова. 

Оставшись один, актер вскоре переехал в небольшую однокомнатную квартиру, площадью 11 квадратных метров на первом этаже в центре Москвы. Туда же он привел и свою третью жену - заслуженного мастера спорта Зою Кочановскую, с которой познакомился в 1959 году во время съемок в фильме "Домой". 

После свадьбы им обещали дать новую квартиру, однако въехать в нее молодоженам было не суждено. Произошла трагедия… Рассказывает А.Аршанский: "Мы возвращались из экспедиции в Ленинград, ехали втроем в "газике". В центре города Зоя попросила ее подождать, она хотела купить помаду. Мы остановились, она перешла улицу, купила губную помаду, когда возвращалась обратно, на наших глазах, в трех метрах от нас, ее сбил военный "Студебеккер". Умерла она у нас с Крючковым на руках. А спустя два дня мы летели вдвоем в грузовом самолете, только мы и гроб, который болтался по самолету".
Крючков после этой трагедии с трудом приходил в себя. Его друзья, боясь за него, неотступно были рядом. Постепенно боль утихла, а через два года после этого пятидесятилетний актер встретил свою последнюю любовь - на съемках фильма "Капроновые сети" он познакомился с 30-летней ассистенткой режиссера Лидией Николаевной.

Вот что она вспоминала об этом: "Однажды во время обеда он пригласил меня сесть к нему за столик. Я ответила, что мне некогда, потому что много работы. Оказывается, нашлись доброжелатели, которые сказали Николаю Афанасьевичу, что я "занята", и даже назвали фамилию мужчины из съемочной группы. А Крючков сам был человеком прямым, откровенным и потому всем верил. Когда я об этом узнала, то объяснила, что его ввели в заблуждение. Вскоре Николай уезжал на съемки в Сочи и перед этим сказал, что я ему нравлюсь, и он обязательно ко мне вернется. Накануне своего отъезда он решил устроить застолье. Я считала, что это только повредит его здоровью. Но Николай настоял на своем, и я в знак протеста на застолье не пришла. Тогда Крючков разыскал меня и сказал: "Этот вопрос мы отрегулируем, дело в другом. Сделай так, чтобы, когда я вернулся, не было разговоров, ранящих мне душу". Я ответила, что если он будет все время со мной, то так и будет... Он приехал, как обещал, устроил мне день рождения, сделал предложение, и уехал обратно на съемки. Перед ноябрьскими праздниками 62-го он возвращался в Москву из Сочи, а я - из Канева. Наши поезда расходились по расписанию на два часа. Он оказался дома раньше. Когда я приехала, Николай сразу позвонил и сказал: "Мы с тобой встречаемся завтра и больше никогда не расстаемся". Он предупредил, что, если я его обману, это будет его самым большим огорчением. По его словам, во мне он нашел то, что искал..."


В этом браке у них вскоре родилась девочка, которую назвали Эльвирой. В конце 1950-х годов актер сыграл роль Любима Торцова в пьесе Островского "Бедность не порок" в московском Театре-студии киноактера. Эта роль также стала для него важным этапом в творчестве. Работа над образом Любима Торцова научила Крючкова создавать на сцене сложные, неоднозначные образы. Приобретенные навыки помогли актеру в работе и над другими образами, которые он потом создавал в кино.Несмотря на свою привязанность к театру, с кино Крючков не расстался. В начале шестидесятых годов он сыграл в двух комедиях. В 1962 году зрители увидели Николая Крючкова в роли старого слуги Ивана в "Гусарской балладе", а в 1964-м он сыграл роль богача Неуедова в "Женитьбе Бальзаминова".В 1960-е годы Крючков продолжал сниматься в кино, одновременно работая в нескольких спектаклях Театра-студии киноактера. В 1965 году ему было присвоено звание народного артиста СССР. Он был "живой легендой" советского кино, и любой режиссер почитал за честь для себя пригласить его на роль в своей картине. На многочисленных всесоюзных кинофестивалях Крючков был почетным членом жюри, часто представлял советское кино за рубежом. С возрастом Крючков стал более требовательно подходить к каждой новой роли. В своей книге "Чем жив человек" он утверждал, что актер "в своем творчестве должен быть органичен, жизненно реалистичен. В нем очень обостренно должны действовать два защитных механизма - чувство такта и чувство меры". Эти свои выработанные годами творческие принципы актер использовал в работе над образами. Он прекрасно исполнил роль шофера такси в картине "Горожане", которая вышла на экраны в 1975 году. Другая удачная работа в те годы - роль старого шахтера Панаса Байды в киноповести "Адрес вашего дома".



Крючков всегда старался овладеть в той или иной степени профессией своих героев. В семидесятых годах, после того, как им была сыграна роль таксиста Бати в картине "Горожане", актёру на гастролях в Перми местные таксисты устроили экзамен. Все, как один, уступили ему место за рулем. Пришлось актёру показывать класс, водителя сажать на штурманское место, и самому везти себя в гостиницу.
Анализируя в своей книге фильмы, в которых он снимался, Николай Крючков заметил, что актерская судьба постоянно связывала его с военными. Ему часто в кино приходилось играть роли военных. Маршал Малиновский подарил актеру кортик. Сам актер свою цель видел в служении Отечеству. Об этом он тоже писал в своей книге.
В восьмидесятые годы Николай Афанасьевич снимался мало. Среди фильмов тех лет – военные картины "Битва за Москву", "Сталинград" и "Особо важное задание". В 1985 году режиссер с "Мосфильма" Елена Михайлова задумала снять продолжение фильма "Парень из нашего города", рассказать о том, кем стали главные герои картины 40 лет спустя. Естественно, на центральные роли были приглашены все те же Николай Крючков и Лидия Смирнова. И хотя картина не повторила успеха предыдущего фильма, однако зрители встретили ее тепло. Фильм назывался "Верую в любовь". 

Лучшими работами Крючкова послевоенного 30-летия стали роли в фильмах В.Скуйбина "Жестокость" и "Суд", в "Деле Румянцева" Иосифа Хейфица, в телефильме С.Туманова "Гнезда" и в "Осеннем марафоне" Георгия Данелии.На съемках "Жестокости" при обострившемся тромбофлебите Крючков целые дни проводил в седле да еще на морозе. А в фильме "Суд" много раз прыгал в ледяную воду и на очередном дубле сломал ногу. Больница. Гипс. Но на второй день он уже на площадке: "Снимайте крупные планы". Кончились крупные - он распилил гипс и продолжил работу. Только после каждого дубля ложился на раскладушку.
Николаю Афанасьевичу было уже за 70, когда Евгений Матвеев пригласил его в фильм "Особо важное задание". Для эпизода, в котором герой Крючкова вскакивал на крыло самолета, режиссер распорядился поставить стремянку. "Женя, ты что? – обиделся Крючков. - Рано еще меня жалеть!" Подпрыгнул и оказался на крыле. Никто не знал, чего ему это стоило.


О том, каким Крючков был в повседневной жизни, рассказывала его жена Л.Н.Крючкова: "Он всегда считал, что на рынок и обратно я должна ездить только на машине, а не на троллейбусе. Я могла пригласить кого-то помочь убраться в квартире, постирать белье. Он всегда говорил, что если мне тяжело, то надо нанять кого-то. Всегда спрашивал, в чем я нуждаюсь. Однажды случился смешной эпизод. На вопрос Николая Афанасьевича, что мне требуется, я ответила, мол, об этом я его не попрошу. Он: "Почему?" - "Да хлеб мне нужен". Он: "Принесу". Я удивилась: "Что ж, ты в булочную пойдешь?" Муж: "Почему? Я сейчас приду в театр, любого молодого актера попрошу, и он мне хоть десять батонов принесет". По магазинам он не ходил. Когда заказы бывали, всегда приносил. Холодильник он не открыл ни разу, чайник ни разу не поставил. Но зато и не предъявлял никаких претензий. Если меня нет, то он подождет, и на все один ответ: "Не имеет значения". Нет обеда - будет спокойно смотреть телевизор или читать газету - ждать меня..."

Николай Афанасьевич был необыкновенно романтичным человеком. Однажды Лидия Николаевна встречала его, прилетающего самолетом из Сибири. Была зима. Из самолета он вышел с огромным букетом алых роз. Лидия Николаевна долго мучила его вопросом - где же можно было взять живые цветы зимой, да еще в Сибири?
Всю свою жизнь Крючков был заядлым рыболовом (впервые взял в руки удочку в 6 лет), однако в последние месяцы перед смертью он почти не вставал с постели в дачном поселке Икша. Поэтому рыбачила за него его жена, Лидия Николаевна, а он, когда мог, сидел рядом на скамейке и переживал за ее успехи. Много говорить он уже не мог, от постоянного курения у него развилась опухоль в горле. Пить он бросил еще в 1970 году, раз и навсегда.Николай Крючков был необыкновенно популярен как в пору своей молодости, так и в зрелые годы. Незнакомые люди обращались к актеру на "ты", его везде считали своим человеком. Ему нередко приходили письма с адресом: "Москва. Николаю Крючкову". И почти никогда не терялись...

Станислав Говорухин как-то сказал о Николае Афанасьевиче: "В кругу киношников расхожа поговорка "Хороший человек не профессия". Грубая неправда. Еще какая профессия! Главная профессия на земле - быть Человеком". "И пусть тебя потомки помянут хорошей песней или добрым словом", - это строчки из стихотворения поэта Николая Крючкова. Николай Крючков скончался 13 апреля 1994 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Подписаться
пост виден всем